Ответ папы римского > ЧитаРики
ЧитаРики    

Ответ папы римского


Жили в Сан-Марино два дypaка. Сами-то они не считали себя дypaками, да жители Сан-Марино каждый день говорили им об этом. Но дypaки всё не верили. Вот сошлись как-то оба и принялись советоваться, как бы им узнать – дypaки они или нет. Думали они, думали – у кого спросить.

– У судьи, – предложил первый дypaк.

– Э, нет, – ответил второй. – К судье я не пойду. Примерно этак с месяц назад я подал жалобу на соседа за то, что тот избил меня палкой. А судья вместо того, чтобы наказать этого негодяя, обозвал меня дypaком и прогнал прочь.

– А за что тебя бил сосед? – спросил первый дypaк.

– Не знаю. Это, видишь ли, мне приснилось. Я только хотел соседа спросить, за что он меня колотит, да в эту минуту и проснулся. Пойдём-ка мы лучше к лавочнику. Про него говорят, будто он так умён, что самого чёрта перехитрит.

– Э, к лавочнику я не пойду, – ответил первый дypaк. – Прошлое воскресенье захотел я купить себе башмаки. Дал мне лавочник башмаки. Поглядел я, они разные: у одного носок в одну сторону смотрит, у другого – в другую. Нет, думаю, меня не проведёшь. И попросил у него два одинаковых башмака. Тут лавочник говорит: «Если тебе вздумалось два левых носить, так плати и за два правых. А не хочешь, пошёл вон, дypaк». Ну, я и пошёл,

– Что же нам делать? – сказал второй дypaк.

Стали опять думать. Думали, думали и решили отправиться к самому папе римскому. Ведь падре в церкви говорил, что папа римский никогда не ошибается.

Пошли дypaки в Рим к папе римскому. Поцеловали у него туфлю по обычаю и принялись жаловаться.

– Пресвятой папа, рассуди ты нас с жителями Сан-Марино. Прозвали нас дypaками, а мы не верим. Если мы и вправду дypaки, – значит, дypaки, а если не дypaки, так вели соседям называть нас умными.

– Ну что ж, рассужу, – согласился папа римский. –

Только ты мне скажи, – повернулся он к одному из дypaков, – за что тебя в первый раз назвали дypaком.

– А вот за что, – ответил тот. – Лет пять тому назад послала меня утром мать за водой. Взял я ведро, пришёл к ручью и стал наливать воду палкой. Окуну палку – стряхну капельку, окуну палку – стряхну капельку. До самого вечера набирал воду, а ведро всё ещё не полное. Тут прибежала мать и изругала меня дypaком. Ну, а соседи и услыхали. С тех пор и пошло: дypaк да дypaк! А что же мне было – пальцем наливать? Да я бы его в холодной воде совсем заморозил.

– А тебя за что в первый раз дypaком назвали? – спросил папа римский у второго.

– Э, такой пустяк и вспоминать неохота. Послала меня бабушка в погреб за кувшином молока. Отравился я, да дверца там оказалась низкая. Весь прохожу, а голова не проходит. Я попросил бабушку двери в погребе повыше сделать. А она вместо этого обозвала меня дypaком. С того и пошло.

Выслушал их папа с самого начала до самого конца и подумал:

«Дураку объяснять, что он дypaк, – всё равно, что на ветру муку просеивать. Но недаром я зовусь папой римским – я их не отпущу без ответа».

Он велел своему прислужнику поймать мышку и посадить её в шкатулку. Шкатулку он дал дypaкам и сказал:

– Вот вам мой ответ. Не заглядывайте в шкатулку, пока не вернётесь в Сан-Марино. Но знайте: если упустите ответ, – значит, вы последние дypaки.

Дураки взяли шкатулку, поцеловали папе туфлю по обычаю и отправились той же дорогой назад.

Вернулись домой – заперлись в комнате, наглухо закрыли двери и окна. Потом приподняли крышку шкатулки, а оттуда что-то как выскочит!

Бросились дypaки ловить ответ папы римского, а мышка юркнула в норку – и нет её.

– Слушай-ка, – говорит один дypaк, – какой же это ответ? Это, кажется, мышь.

– Мышь? Вот уж не знаю, – сказал второй дypaк. – Я никогда мыши не видал. А ты?

– Я видал. Она маленькая, серенькая, с хвостиком и сзади у неё кошка.

– А тут маленькое было, серенькое было и хвостик был. А кошки не было. Выходит, это не мышь.

Посмотрели дypaки друг на друга и говорят:

– Ничего не поделаешь. Упустили мы ответ папы римского. Значит, мы и вправду дypaки.



Отзывы (через Facebook):

Оставить отзыв с помощью аккаунта FaceBook:

Быть мамой — это быть целым миром для маленького человека. Это невероятные ощущения. С одной стороны это вдохновение и счастье, с другой — колоссальная ответственность. Ответственность в первую очередь за себя, за свои чувства, за то, какие отношения я строю со своими детьми.
Виталина Скворцова-Охрицкая