Про крестьянина и старосту > ЧитаРики
ЧитаРики    

Про крестьянина и старосту


Жил один крестьянин. Была у него красивая жена. Жена крестьянина со старостой шашни завела. Знал про это крестьянин, но молчал. Пришел однажды крестьянин домой и говорит жене: — Там на базаре мед появился, поди купи, только смотри — не покупай ослепляющего меду, тем медом человека ослепить можно.

«Эге, — подумала жена, — теперь-то я знаю, что делать. Куплю этот мед и ослеплю мужа».
Пошла она к продавцу:
— Нет ли ослепляющего меду?
— Есть, — говорит продавец, — сколько угодно! Купила жена полный горшок меду и отнесла мужу.
— Не взяла ли ослепляющего? — спрашивает муж.
— Нет, — говорит жена. Сел муж, принялся за мед.
— Горе мне! Слепну, слепну! — кричит. — Ах ты, проклятая, что же ты ослепляющий мед принесла?

Радуется жена: теперь муж ничего видеть не будет.
— Все равно уж слепну, так уж хоть доем мед, чтобы другой кто не ослеп, — говорит муж и один вылакал полный горшок меду.

Пошла жена к старосте, говорит:
— Ослепила я мужа, теперь наше время, приходи, никто нам не помешает. Пожаловал староста. Зарезали хороших, жирных кур. Не хватило жене воды, выбежала
из дому, а староста прилег и задремал. Встал муж, взял кипяток, влил спящему старосте в глотку — задохнулся староста.

Пришла жена, наварила кур, сготовила ужин, подошла к старосте и будит его:
— Вставай ужинать.
Мой враг пусть проснется, как он проснулся! Перепугалась женщина, стала просить мужа:
— Что хочешь бери, только возьми этого старосту и брось его куда-нибудь в воду. Встал муж, взвалил мертвого старосту на спину и потащил его домой. Донес, втащил на
балкон и кричит басом, словно сам староста:
— Эй, жена, отворяй двери!
— Ах ты, такой-сякой, напьешься — бежишь к другой, а протрезвишься — так домой плетешься? Сиди там у дверей — и не открою, и рукой не двину,
— Открывай, а то упаду с балкона! — кричит крестьянин.
— И прекрасно, падай на здоровье.

Бросил крестьянин старосту, загрохотал тот с лестницы и ударился о порог, а крестьянин отошел и спрятался недалеко. Выбежала жена, видит — убился староста, и давай кричать:
— Горе мне! Я его убила, что теперь будет, не сдобровать мне за это. Вышел крестьянин.
— Что ты кричишь, убиваешься? — сам будто ни при чем.
— Так и так, — плачет жена старосты,—я виновата в его cмepти, помоги, спаси меня.
— Дай две тысячи — унесу его, — говорит крестьянин.

Что делать, дала ему жена старосты две тысячи. Взвалил крестьянин старосту на спину и поволок к мельнице. Закрыл воду, поставил старосту, как живого, на ноги, опер его руками о перекладины колес, сам отошел и спрятался.

Стала мельница, выбежал мельник, увидел старосту. «А, это ты закрыл мне воду!»—хватил его дубинкой и с ног свалил. Упал староста, не двигается, посмотрел мельник — убит человек, и давай кричать:
— Что это за несчастье на мою голову! Вышел крестьянин:
— А! Старосту убил?! Ну, теперь увидишь, что с тобой будет. Взмолился мельник:
— Только не выдавай меня, снеси куда-нибудь мертвеца и выбрось, две тысячи дам.

Взял крестьянин две тысячи, взвалил старосту на спину и потащил его к церкви. Вытащил его на колокольню, всунул в руки ему веревки, сам позвонит, позвонит в колокол, отбежит и спрячется.
Терпел, терпел поп, обозлился, выхватил дубинку и хвать старосту дубинкой по голове. Смотрит поп: остыл вовсе человек, умер, — перепугался, хочет спрятать его, но тут выходит крестьянин и говорит:
— Не суетись напрасно, отец, ты убил этого человека и будешь отвечать за это. Просит поп:
— Только не говори никому и избавь как-нибудь от мертвеца — бери, что хочешь!
— Дай пятьсот рублей и еще осла в придачу, чтоб на нем мертвеца увезти. Дал поп и осла и денег.

Посадил крестьянин старосту на осла и повез. Дошел до деревни, а там крестьяне вымолотили хлеб, оставили зерно на гумне, а сами ушли отдыхать. Привел крестьянин осла, поставил его посреди гумна, сам спрятался. Наелся осел зерна досыта.

Вернулись крестьяне, видят — стоит осел посреди гумна, зерном объедается, на осле человек сидит и не отгоняет его. Обозлились крестьяне:
— Ах ты, негодяй, не видишь — осел все зерно поел, не можешь отогнать его! — схватили палки и давай лупить мертвого старосту, пока не свалили его с осла. Тут вышел крестьянин и говорит:
— Это вы убили человека? Будет вам теперь за это! Перепугались те.
— Только не выдавай нас и избавь от мертвеца — триста рублей дадим.

Потащил крестьянин старосту, зарыл его в землю, вернулся домой, выгнал жену-изменницу и зажил себе счастливо.



Отзывы (через Facebook):

Оставить отзыв с помощью аккаунта FaceBook:

Быть мамой — это быть целым миром для маленького человека. Это невероятные ощущения. С одной стороны это вдохновение и счастье, с другой — колоссальная ответственность. Ответственность в первую очередь за себя, за свои чувства, за то, какие отношения я строю со своими детьми.
Виталина Скворцова-Охрицкая