Сказка о бедняке и грех гранатах витязя > ЧитаРики
ЧитаРики    

Сказка о бедняке и грех гранатах витязя


Было то или не было — жил один бедняк. Ничего нет у бедняка — ни дома, ни двора. Что делать? Пошел он в лес, сплел себе лачугу из ветвей и поселился в ней. Соберет он вязанку сухих ветвей, снесет в город, продаст, купит хлеба, тем и
живет.

Вот пошел он однажды в город, понес дрова.
Продал, купил хлеба, идет. Заложил он хлеб за пазуху, мерзнет, ежится, плетется в свою лачугу.
А дорога мимо царского дворца идет. Увидела его дочь царя и говорит отцу:
— Смотри, отец, черт идет!
Посмотрел отец, видит — не черт, а человек бедный идет, рассердился на дочь:
— И вовсе не черт, а человек это!
— Нет. что это за человек — и черный какой, и оборванный, — говорит дочь, — черт это, черт!
Заспорили отец с дочерью. Разгневался отец, кричит:
— Сейчас за него замуж иди, коли так, а нет, тотчас тебе голову сниму. Испугалась она. Решила все же, чем умирать, лучше идти за бедняка. Увязала немного добра в узелок, побежала за ним, зовет:
— Подожди, человек.

Обернулся бедняк, не поверил, что это его зовет такая красавица, идет себе и не смотрит назад.
Вошел бедняк в свою лачугу, вошла и она за ним. Спрашивает бедняк:
— Зачем ты пришла сюда? \' Сказала она:
— Затем, что должен ты на мне жениться.
Испугался бедняк — зачем мне такая жена, как я ее кормить буду, — и говорит:
— Видишь, как я живу: продам хворост да куплю краюху хлеба, а чем мне тебя кормить?

А она:
— Не бойся, я и себя, и тебя прокормлю. Потом сказала:
— Вот у меня платок самотканый, он стоит пятьсот рублей, цена на нем выткана. Возьми этот платок, снеси на ярмарку, прицепится кто — скажи: цена на нем выткана; продай и принеси деньги.
Взял бедняк платок и понес на ярмарку. Приценился один купец к платку. Говорит бедняк:
— Цена на нем стоит. Понравился купцу платок.
— Пойдем, дома отсчитаю деньги, — говорит он.

Отвел бедняка домой, отсчитал пятьсот рублей, покормил еще его и отпустил.
Принес бедняк деньги домой.

Соткала жена другой платок и на нем ту же цену вывела, дала мужу и сказала:
— Отнеси и этот на базар.

Пошел он, понес. Носит, носит, никак не продаст платка. Приценился к платку один человек, говорит:
— Денег у меня нет, а хочешь, я скажу тебе за него три слова.
— Нет,— говорит бедняк,— я за слова не продаю, — взял и принес этот платок домой. Спрашивает жена:
— Никто не торговал?
— Нет, торговал один за три слова, да я не отдал, — говорит муж. Рассердилась жена:
— Пойди сейчас же, найди того человека и отдай ему платок за те три слова. Пошел он опять на ярмарку. Ищет, ищет того человека, нашел и говорит:
— Отдам тебе платок за три слова.
— Идем, — сказал тот. Повел его домой и сказал:
— Первое — не говори ничего, не подумав, а подумай и тогда скажи. Второе — наговорят тебе на кого, что бы ни сказали, хотя бы, что он убить тебя хочет, не спеши бежать и убивать того человека, а узнай раньше хорошенько, правда ли. Третье — будешь у реки, подойдет к тебе человек, спросит, есть ли здесь брод, а ты отмахнешься да скажешь — есть, мол, а он пойдет да утонет; нехорошо это, а ты должен сказать — не знаю, брат, проверь сам. Вот мои три слова.
Одарил потом бедняка и отпустил.

Пришел бедняк домой, рассказал жене те слова. Сказала жена:
— Смотри же, запомни все хорошенько, пригодится. А теперь хорошо бы тебе пойти куда-нибудь на работу. Заработаешь деньги — принесешь, купим упряжь быков и заживем.

Пошел бедняк, идет в город. Встречает на пути трех купцов.
— Здравствуй, — говорят купцы.
— Здравствуйте, — отвечает бедняк.
— Не пойдешь ли к нам в батраки?
— Отчего не пойти, пойду.
— Сколько тебе платить в год?
— Шестьдесят рублей.
Дали ему купцы деньги за год вперед.
— Вот тебе, пошли их домой.

Взял бедняк и послал те деньги домой с земляком, сам пошел за купцами. Три дня и три ночи шли они так, нигде воды не встретили. Вышли на одну горную тропу, только за горой в ущелье и была вода. Дали купцы своему батраку кувшин и сказали:
— Там в ущелье вода, принеси.

На cмepть они его послали, за один этот кувшин воды должен погибнуть бедняк. Подошел он к воде, видит — стоит витязь-красавец, весь в оружии, играет с лягушкой, забавляется.
Увидел бедняка этот витязь и говорит:

— А ну, брат, скажи, кто красивей — я или эта лягушка? А лягушка прыгает у него на плече, играет.
Хотел было бедняк сказать сразу, что на язык навернулось, да вспомнил совет — не говорить, не подумав, и задумался, отступил даже на три шага. Задумался и испугался — что, если не понравится витязю, как скажу, что он красивей той лягушки, да и убьет меня! Нет, тут, верно, что-то есть.
А тот торопит:
— Говори же, чего ты молчишь?
Подумал бедняк — нет, лучше скажу, что лягушка красивее, и говорит:
— Лягушка красивее!

Того витязю и надо было. Только сказал бедняк, что лягушка красивей, — лопнула лягушачья кожа и вышла из той кожи красавица невиданной под солнцем красоты. Обрадовался красавец-витязь, целует бедняка, обнимает.

— Сколько я людей истребил у этой воды, чтоб такой ответ получить и заколдованную красавицу от чар освободить! Теперь пойди скажи всем: свободна вода, ухожу отсюда.
Подарил ему витязь на прощанье три чудесных граната да золотой пояс женский и сказал:
— Возьми эти гранаты, пригодятся тебе, а пояс, если есть у тебя жена, пусть на себя наденет, и родится у нее золотокудрый сын.

Попрощался с бедняком и ушел со своей красавицей.
Взял бедняк, завернул в тряпье те гранаты да золотой пояс и послал с земляком к жене, сам набрал воды и понес купцам. Удивились купцы, что он живой вернулся, спрашивают:
— Был там кто у воды или нет?
— Был да ушел, — сказал бедняк, — свободна теперь вода. Обнимают все бедняка, дивятся:
— Что ты ему сказал такое, что он воду открыл? Сколько уже лет, как мучаемся без воды.
А земляк отнес жене бедняка все завернутое в тряпье богатство.
Развернула жена один гранат — и из одной только половины вырос прекрасный город с дворцами да садами.

Пустила она в поле табуны коней, отары овец да стада буйволов, наняла пастухов. Живет, ждет мужа.
А бедняк отслужил свой год. Подарили ему купцы еще денег за хорошую службу и отпустили.
Не нужен им больше слуга: вода свободна, из-за той воды и нанимали они батраков.

Пошел бедняк домой, ищет свою плетеную лачугу.
Идет, видит — пасутся буйволиные стада. Спрашивает он пастухов:
— Чьи это стада?
Назвали ему пастухи его же имя.

Обиделся он, рассердился даже, думает, смеются над ним, да ничего не сказал, пошел дальше.
Встретил дорогой овечьи отары, спросил, чьи они, и тут тоже назвали его имя.
Приходит к лесу, смотрит — нет больше его плетеной лачуги, а на ее месте — огромный дворец.
Задумался бедняк. Вошел потом во двор.
— Где такая-то женщина живет? — спрашивает про свою жену.
— Госпожа наша? Вот там, на холме, во дворце, — говорят ему. Дивится бедняк, не поймет ничего.

Высыпали со всех сторон слуги, спрашивают, что ему надо, не ищет ли работы, не пойдет ли в батраки?
— Да, — сказал он, — пойду. Заговорили все, зашумели. Одни говорят:
— Не нужен он нам. Другие:
— Нужен.
А один старик-гусятник и говорит:
— Я возьму его гусей стеречь. Наняли его.

Прошел так месяц. Работает этот бедняк, пасет гусей.
Вот однажды и говорит он старику.
— Хочу я повидать госпожу.
— Я-то не смею пойти к ней, — говорит старик, — а вот дeвoчку разве послать? Послали дeвoчку, сказали:
— Скажи госпоже, здесь один человек работает у нас уже месяц, хочет повидать ее. Пошла дeвoчка, доложила.

Вышла госпожа на балкон, думает, может, это муж мой вернулся, велела слугам привести его к себе.
Идет он, думает, что-то будет.

Увидела она его сверху, узнала, приказала слугам:
— Возьмите его на руки и так принесите, чтоб нога его на землю не ступала. Побежали слуги, подняли его на руки, кричат здравицу, а сами щиплют его, злятся —
отчего это простому гусятнику такой почет.

Поставили его перед госпожой.
Отпустила она всех слуг, одела его, нарядила.
Взяла его потом под руку, гуляет с ним.
Перепугались слуги, как узнали, что это хозяин, думают — поразгонит он нас всех. А он не сердится и не гонит никого. Пошел, осматривает комнаты.

Видит — в одной комнате колыбель с золотокудрым мальчиком. Разгневался он, схватился за кинжал, хочет бежать убить жену, да вспомнил слова того человека — подумать, прежде, чем идти на убийство. Задумался и вспомнил, как послал ей золотой пояс и что сказал тот витязь.
Вспомнил и понял, что, видно, от того пояса и родился у жены золотокудрый мальчик.
Пришла жена и говорит:
— Вот все это ты заработал: помнишь, как прислал мне три граната и золотой пояс. Весь этот город и дворец — все это построила я только из половинки одного того чудесного граната. А два с половиной граната еще до сих пор целы: так дороги они, что никто их разменять не может.
Обрадовался он. Живут они так весело и счастливо. Сказала жена:
— Пригласи моего отца.
— Хорошо, — сказал муж. . ,, Вывели из табуна белого коня, серебряным седлом оседлали и всю упряжь серебряную надели, нарядили слугу в белую черкеску и послали звать царя-отца в гости, приказали слуге:
— Не говори никому в пути, да и самому царю не говори, что ты наш слуга, а скажи только — ваш зять попросил меня позвать вас к себе в гости.

Приехал слуга к царю, говорит:
— Ваш зять просит вас к себе в гости. Посмеялся только царь и говорит слуге:
— Не стыдно тебе, такому молодцу, передавать поручение этого несчастного нищего? Как только он смелости набрался звать меня, царя, в гости?!

Поехал слуга обратно, рассказал, как его царь принял.
На другой день взяли из табуна красного коня, оседлали золотым седлом, слугу одели в золотое платье и послали к царю. Приехал слуга, говорит царю:
— Великий царь! Ваш зять просит вас пожаловать к нему в гости. Сказала царю царица:
— Поедем, возьмем своих слуг, еду, вызовем его в поле, денег подарим, зять он нам все же.
Поехал слуга, доложил хозяевам:
— Так и так, царь со своей едой едет. Едет царь, видит отары овец, спрашивает:
— Чьи это?
Назвали ему имя его зятя.
Едет дальше, видит — пасутся табуны коней. Спрашивает:
— Чьи это табуны?
И опять назвали его зятя.

Оглядел царь табуны, велел бросить всю еду, что в дорогу взяли, вернул и всех слуг, говорит:
— Видно, разбогател мой зять, стыдно приезжать к нему со своей едой да слугами. Приехал, видит город чудесный, а посреди города — дворец, дочь его с мужем на балконе гуляют.
Поднялись царь с царицей наверх, обняли дочь да зятя, целуют. Сказала дочь:
— Что же вы не ехали к нам — зазорным считали? Вошли в зал.
Заставлен стол кушаньями, да такими, каких и не видел царь никогда. После обеда сказала дочь отцу:
— Разменяй нам деньги. Вынесла два граната с половиной, говорит:
— Вот, если можешь, разменяй.

Два граната разменял царь кое-как, а половину уже не сумел, не хватило у царя денег. Благословил царь своего зятя, повесил на него свою цепь и посадил царствовать.



Отзывы (через Facebook):

Оставить отзыв с помощью аккаунта FaceBook:

Быть мамой — это быть целым миром для маленького человека. Это невероятные ощущения. С одной стороны это вдохновение и счастье, с другой — колоссальная ответственность. Ответственность в первую очередь за себя, за свои чувства, за то, какие отношения я строю со своими детьми.
Виталина Скворцова-Охрицкая